Tri

О некоторых итогах плавания

"КОН-ТИКИ-2" на "МАРШРУТЕ ВОЗВРАЩЕНИЯ"

Современная история мореплаваний на плотах, после тихоокеанских походов древних инков в 1-м тысячелетии н.э., началась в 1947 г. с первого «Кон-Тики» – плота из бальсы экспедиции Тура Хейердала – норвежского путешественника, этнографа и археолога. Этим путешествием он начал подтверждать свою теорию заселения Полинезии со стороны Америки. Осталось сделать остальное: вернуться на плотах обратно на континент. Теперь, после нынешней попытки, 2016 года, прорваться «Ревущими Сороковыми» широтами Тихого океана на плоту от острова Пасхи до континента Южной Америки хорошо понимаешь грандиозность подвига команды первого «Кон-Тики». И ещё понимаешь величие предков - древних инков, которые тысячу лет назад, без железа и колеса, в эпоху своего каменного века и ранней бронзы, проходили, осваивая Полинезию, на таких же плотах теми же маршрутами сквозь непогоду и шторма те же тысячи морских миль.

Preview Preview Preview Preview Preview Preview
С того исторического похода Тура Хейердала знатоки насчитывают ещё 15 серьёзных плаваний на плотах только по Тихому океану, но среди них называют и резиновый плот, и сварной тримаран, лишь внешне похожие на конструкции эпохи каменного века, и считать их плотами, строго говоря, некорректно. Историк Анджей Урбанчик приводит в качестве примера даже некую попытку в XIX веке преодолеть Атлантику на плоту из резиновых сигар, но... что-то тут не так: возможность такого плавания в те годы была просто фантастична. Важно одно: все успешные переходы на плотах сделаны только в западном направлении от Южной Америки до островов Полинезии, а все попытки пройти этот путь обратно, или прорваться со стороны Юго-Восточной Азии, до сих пор безуспешны. (Самыми упорными из них, но также неудачными, были плавания команды Эрика де Бишопа в 1956-57 гг.). Столь же безуспешным стало в 2016 г. и наше плавание экспедиции «Кон-Тики­2», о котором рассказывает эта статья.

Preview Preview Preview Preview Preview Preview
СТАРТ ВТОРОГО ЭТАПА

На первом этапе
плоты экспедиции «Кон-Тики­2», выйдя из Кальяо (Перу), к середине декабря 2015 г., и преодолев 2000 морских миль за 43 дня, достигли острова Пасхи. Тогда руководитель проекта – норвежский путешественник Торгейр Хиграфф – сказал: «Это была только «доставка» плотов в точку старта – приятное плавание в попутных ветрах и течениях! Настоящее же испытание начнётся на обратном пути из Полинезии на континент!» Была собрана на три четверти новая команда – только четверо из 14 участников первого этапа вошли в состав второго! – и 6 января 2016 г. два бальсовых плота, на буксире военного корабля береговой охраны "Армады де Чили", ушли с острова Пасхи, чтобы пересечь Тихий океан в восточном направлении и исполнить мечту самого Тура Хейердала.

Три участника экспедиции были из России: врач Сергей Гольцов (Тюмень), рулевой Андрей Чесноков и кинооператор Евгений Штиль (оба – Москва). Больше всего в командах оказалось норвежцев--8 человек, в том числе капитаны плотов – молодые мореходы, которым нет ещё и 30-ти: Сигна Мелинг (женщина) и Ола Боргфьорд (мужчина); также один швед, один перуанец, одна женщина из Новой Зеландии. В каждом экипаже было по 7 человек, при этом на плоту «Тупак Япанки» (имя древнего вождя инков, см. книгу Тура Хейердала «Путешествие на «Кон-Тики»») - чисто мужской состав, а на плоту «Рахити Танэ» (имя, данное лидеру проекта полинезийцами архипелага Туамоту) было трое женщин и четверо мужчин.

Preview Preview Preview Preview Preview Preview
О КОНСТРУКЦИИ ПЛОТОВ

История и археология
дают приличный объём информации, чтобы достаточно полно и точно воссоздать конструкцию бальсового плота цивилизации древних инков. Именно это и сделал в 1947 г. легендарный учёный и путешественник Тур Хейердал. Нерешённым для него остался вопрос управления плотом. На многих древних изображениях чётко видно, что плоты управлялись выдвижными швертами (по-полинезийски - гуары), вставляемыми вертикально в щели между брёвнами. Тем не менее, сам Хейердал с друзьями, наряду с гуарами, смастерили и некое рулевое весло, с которым намучились в первые две недели плавания, пока не настроились на попутные ветры и течения. Сегодня, через 70 лет после того, первого в новой истории океанского плавания на плоту, повторять ту ошибку было нельзя. Хотя бы потому, что если бы древние инки правили своими плотами с помощью рулевого весла, то обязательно изобразили бы это. Поэтому плоты сегодняшней экспедиции «Кон-Тики­2» управлялись только швертами-гуарами. Вместе с прямым парусом площадью 100 кв. м это давало возможность идти в приличный бакштаг (то есть с ветром, дующем сбоку сзади), а полный галфвинд (ход с боковым ветром) на плоту, конечно, невозможен: из-за большого сноса (до 30–40°!), в хороший ветер, он фактически превращается в бакштаг.

Preview Preview Preview Preview Preview Preview
Отметим, что плот 1947 г. имел грот (главный парус) гораздо меньше – 35–36 кв.м, был и дополнительный парус около 5-7 кв.м. Очевидно, управлять современным 100-метровым парусом физически гораздо сложнее, и, заметим, что для древних инков изготовить такой было нереально – не из чего! Мореходы каменного века использовали набор из нескольких небольших парусов. Но, отмечу, задача абсолютно точного соответствия с древней конструкцией в нынешнем проекте не ставилась: нереально точно повторить то, что само по себе малоизвестно.

Совсем другой в проекте «Кон-Тики­2» стала мачта - классическая однодревковая конструкция, как на скандинавских дракарах и славянских ладьях, с присущим такелажем, что, конечно же, не соответствует ни проекту Тура Хейердала 1947 г., ни тем более плотам древних инков. Тогда мачты делались арочными: две сходящиеся лестницы от бортов, и парус моряки ставили, постепенно поднимаясь по этим лестницам.

Размеры плота зависят, конечно же, от того, какие цели плавания ставятся. Очевидно, и древние мореплаватели варьировали размеры - лишь бы были достаточной длины основные, продольные брёвна бальсы. У Тура Хейердала первый «Кон-Тики» был 14 м длиной, шириной 8 м, а сегодняшние плоты (постройки 2015 г. в Кальяо) хоть и были 17-метровыми (максимум), но носовая часть (3 м) оставалась свободной - на ней палуба не ставилась, так что считайте те же 14 м, и при этом ширина поменьше - 7 м. Торгейр Хиграфф решил и размеры каюты сделать не намного больше, чем в плавании 1947 г.: 5,5 х 3,5 м - всего на пару метров просторнее, чем у «первооткрывателей». Такая площадь каюты позволяет устроить в ней 7 спальных (рабочих) мест. Даже размеры ящиков, на которых спали путешественники, остались, как у команды Хейердала. Немаловажными являются, конечно же, и вопросы поиска внешней красоты судна, его гармоничности, устремлённости, именно потому и мачту делают чуть повыше и парус побольше. Красота - тоже дело нужное!

Preview Preview Preview Preview Preview Preview
АВТОНОМНОСТЬ И МАРШРУТ

В нынешнем плавании
, по большей части, за основу брался опыт команды Хейердала. Открытий в этой области не предвидится, несмотря на то, что инициатор проекта Торгейр Хиграфф провёл ранее, в 2006 г., плавание на плоту «Тангароа» - 85 суток в океане. В частности, расход пресной воды считался 1,5 литра в сутки на человека. Конечно, при этом приходится подмешивать морскую воду (в пропорции 2–3 к 5) для приготовления каши, варки макарон и выпечки хлеба. Был ещё расчёт на ловлю рыбы (опять же, исходя из красочных рассказов Хейердала), тем более, что предполагалось от острова Пасхи сразу уходить на юг, в более холодные воды, где с рыбой, всем нам так казалось - должно было быть лучше!, а тем более, в «Ревущих Сороковых». Планировалось, что свежая рыба станет основой максимально полноценного питания, так как на бортах плотов «Кон-Тики­2» совершенно не было животной пищи, лишь яйца для хлеба и пара «палок» современного (считай - обезжиренного) салями: запасы полностью вегетарианские! Но реальность стала фантастически неожиданной: первую рыбу, например, на плоту «Рахити Танэ» поймали лишь на 33-й день плавания! Далее получалось ловить рыбу всего два раза в неделю, а «бесперебойное снабжение» ею было налажено только после 50 дня в океане, уже ближе к завершению плавания.

Эксперимент с питанием, конечно же, привёл к похудению участников: некоторые мужчины потеряли до 12 кг массы, женщины - меньше. Всем помогал предыдущий экспедиционный опыт, так что не было ни недовольства, ни фатальных последствий для здоровья. Люди знали, на что шли, умели правильно относиться к трудностям плавания и адекватно их воспринимать.

Автономность плотов по пресной воде, еде и газу на старте предполагалась в 77 суток, но фактически она оказалась больше: хотя плавание и закончилось на 72-й день, но оставался запас ещё на 2–3 недели.

Preview Preview Preview Preview Preview Preview
Идея использовать «Ревущие Сороковые» для возвращения плотов из Полинезии (от острова Пасхи до Южной Америки) не нова. Когда Торгейр Хиграфф рассказывает о ней, то её очевидность сразу же вызывает мысль: «Почему эта идея не пришла в голову мне самому?». Тур Хейердал, который мечтал о походе-возвращении с полинезийских островов на континент, чтобы доказать свободное перемещение древних инков по всему Тихому океану, знал о возможном пути по полосе 40-х широт, но первым, кто попробовал этот маршрут, был экипаж Эрика де Бишопа в 1956 г. Их плот почти 200 суток провёл в океане, «намотал» почти 4000 миль, но в 800 милях от континента совсем потерял плавучесть, и смельчаков чудом спасли.

В самом деле, полоса «Ревущих Сороковых» даёт преимущественное направление для ветров и течений на восток, остаётся лишь испытать плоты и людей на таком маршруте. С таким генеральным замыслом и организовывался нынешний поход по Тихому океану. Новизна проекта Торгейра Хиграффа в том, что, во-первых, впервые в истории плыли параллельно два плота: думалось, что так легче идти в океане (не так одиноко!). При этом есть надежда: если что, объединить запасы, детали и экипажи, когда один плот разрушится. Во-вторых, в плавании 2016 г. использовались достаточно свежие плоты (на старте чуть более 50 суток в морской воде!) именно из бальсы - самого лучшего материала для плота на Земле, так как нет больше на планете древесины, сохраняющей плавучесть и прочность в столь большие периоды времени. Суда были изготовлены в Перу и быстро, своим ходом, пришли на остров Пасхи. Опыт того же Де Бишопа постройки плотов из бамбука менее успешен.

С учётом изгиба плановой нитки маршрута, плоты экспедиции «Кон-Тики­2» должны были преодолеть 2500 миль, вместо 2000 миль первого этапа от Кальяо (при этом от острова Пасхи до самих «Ревущих Сороковых» 1000 миль), а финиш предполагался аж в Вальпарайсо, на широте столицы Чили. Отмечу, что за 72 дня плоты прошли даже больше--2800 миль, но смогли приблизиться к континенту Южной Америки лишь на 1000 миль: Тихий океан поставил такую навигационную загадку по ветрам, волнам и течению, что превратил нынешнее плавание в чистейший эксперимент. Он показал, что для прохождения запланированного маршрута понадобилось бы более 125 суток, к чему путешественники были не готовы, хотя и осознавали, что это для них вполне реально--выдержали бы. Другой вопрос - выдержали бы плоты, узлы, верёвки, вся конструкция - остался открытым. С момента постройки и спуска на воду в Кальяо (конец октября 2015 г.) прошло уже около 140 суток, появились некоторые признаки разрушения, но эксперимент для того и ставился, чтобы набраться опыта и подтвердить возможность плотам оставаться в морской воде около 200 суток! Задача серьёзная, но, как говорят математики, нет «нерешабельных» задач, тем более, что продолжительность плавания в 150–200 суток показывали и Бишоп, и Уилли Уиллис с его плотом "Семь сестричек" 1954 года.

Preview Preview Preview Preview Preview Preview
ВЕТЕР, ВОЛНЫ И ТЕЧЕНИЯ

Казалось, с самого старта от острова Пасхи сам Тихий океан встал против путешественников: плоты легко понесло вовсе не на юг, а на запад к острову Питкерн. До него оставалось всего каких-то 800 миль, когда наконец-то пришло понимание, что «что-то тут не так!». Хотя и оставалась какая-то невероятная надежда, что «уж в «Ревущих Сороковых» нас понесёт как на крыльях к берегам Южной Америки!». Но на пути до «Ревущих Сороковых», а это 1000 миль и 42 дня, обнаружилась тенденция: примерно за каждую неделю преобладающее направление ветров делает по горизонту полный оборот против часовой стрелки, заставляя на 2–3 дня ложиться в дрейф, но во время дрейфа плоты возвращаются на предыдущую точку маршрута чуть не за 100 миль. В целом получалось «два шага вперёд - шаг назад», что по времени удлиняло прохождение пути вдвое!

При первом же таком витке с «Большой Земли» посыпались грустные письма от внимательных болельщиков и опытных мореходов: «Ребята, вы никуда не дойдёте! Сворачивайте манатки!». Но команда «Кон-Тики­2» упорно билась с ветрами, волнами и течениями, ожидая некого чуда. Чуда не произошло, а когда вошли в «Ревущие Сороковые», то пришли 4–5-метровые волны, мощные ветры, а также каждый циклон приводил к обороту ветров в нашем районе и к возвращению назад. Главный недостаток плотов – их колоссальная парусность, когда даже в дрейфе ветер и волны несут их со скоростью 1,5 узла. Бороться с этим не так просто: нужны какие-то ухищрения с плавучими якорями, с подводными парусами, нужно «поигрывать» с ветрами, короче, нужен опыт «торможения» дрейфа в «Ревущих Сороковых».

После 50 суток в океане экипажи начали подсчитывать запасы воды, газа и продуктов, и обнаружилось, что на одном плоту запасов вдвое меньше, чем на другом. Встала задача поделиться припасами, а это ой, как не просто, даже чисто технически. За 72 дня хода в океане прошли 8 перебросок людей и грузов между плотами, и каждая, даже при наилучшей погоде и минимальном волнении, была испытанием. Один раз всё это едва не закончилось потерей научного оборудования и пары опущенных в воду швертов, когда 40-метровая жёлтая спасательная верёвка одного плота захлестнулась под вторым. Только отчаянный нырок руководителя научной части экспедиции доктора Педро Де Ла Торре вызволил верёвку, но пришлось ему прилично нахлебаться солёной водички.

Preview Preview Preview Preview Preview Preview
БЫТ НА ПЛОТУ

Плавание на бальсовом плоту
ни с чем невозможно сравнить: к примеру, в отличие от яхты, его меньше качает, боковые волны, даже 4–5 метров, плот «отрабатывает» превосходно, хотя затем проносящаяся между брёвнами вода буквально «взрывает» полы в каюте. Конечно, самое опасное для такой конструкции - это опрокидывающаяся волна, когда 2–3 тонны воды, обрушившиеся на бамбуковую хижину, могут просто её уничтожить, но такого не случилось, повезло. На плот «Рахити Танэ» обрушилась одна подобная волна литров на 300, она снесла ночью врача Сергея Гольцова, дежурившего на носу, вместе с 4 ящиками, но всё это «месиво» удержали леера. На плоту «Тупак Япанки» унесло в океан два ящика, команда осталась без всех кухонных принадлежностей, пришлось ложки резать из подручного дерева, а тарелками стали отрезки бамбука. Но всё это мелочи!

Чтобы вести полноценный образ жизни, площади палубы 14х7 м для 7 человек вполне достаточно. Это подтвердит даже простое перечисление того, чем занимался экипаж в плавании. Была развёрнута настоящая научная океанологическая лаборатория, проводились реальные измерения, собирались образцы. Чего стоит только то, что члены команды «Рахити Танэ», например, опускали глубоководный зонд аж на 2450 и 2832 м. Сотни образцов хранились в настоящем холодильнике. Измерения велись фактически круглосуточно. Про фото и видеосъёмку и говорить нечего. Сотни репортажей и сообщений ушли с маршрута в СМИ всего мира, канала спутниковой связи Iridium GO не хватало!

Далее. Путешественники, кто хотел, конечно, занимались физкультурой, нагружали себя физическими упражнениями, плавали, не давая застаиваться организму в условиях недостатка свободы для ходьбы и бега. Даже когда тёплые тропические воды сменились 16-градусными, то и тогда все окунались, хотя бы для гигиены.

Для морской рыбалки было столько снастей, что один перебор вариантов оснащения спиннинга блёснами, воблерами, крючками и прочим, давал возможности активно проводить время. В конце концов рыбацкие эксперименты дали результат: стали более или менее регулярно ловиться макрель, бонито, а на «Тупаке» даже взяли несколько тунцов!

Preview Preview Preview Preview Preview Preview
Горячее питание обеспечивала самая обычная газовая плита, а для подстраховки имелись примусы и бензин, но до них дело не дошло. Удивительным делом стала регулярная выпечка хлеба на маршруте; заводилами тут были капитан Сигна Мелинг и сам Торгейр Хиграфф, они даже подчеркнули, что «любовь к хлебу и его незаменимость на столе – это общая черта для норвежской и русской кухни!». Кроме простого хлеба, частенько устраивались «праздники живота», с поводом и без. Тогда выпекались сладкие завитушки, булочки и даже вегетарианские «гамбургеры» из чечевицы. Три раза в неделю на столе появлялось сухое красное вино - по 100–150 граммов на человека (но все считали, что этого маловато, надо было взять больше). Большой популярностью пользовалась воздушная кукуруза, которая взрывалась внутри скороварки. В достатке было макарон-спагетти, которые варились в морской воде. Но чувство голода оставалось всегда: пищи, по ощущениям, не хватало, весьма редко случалось, что достаточное количество рыбы позволяло наедаться досыта! Затраты энергии в океане очень велики, это подтверждает всеобщее похудение.

Вахты на плотах были распределены весьма неудобно: с делением в 4 часа ночи. Почему-то капитаны напирали именно на такой график; делались попытки ротации людей, но это был вовсе не лучший вариант - лучше было бы чётко разделить «жаворонков» от «сов» и избежать вахтенной эмоциональной перегрузки людей. Спали, когда это было возможно, хотя полностью, конечно, в таких условиях не выспишься. Ну, да дело прошлое - выдержали же.

Самое неприятное в быту на плоту - это большая влажность в каюте, когда вымокало постепенно всё, даже внутренность спальника, и солнечного денька ожидали уже, как манны небесной, - хотя бы чуть-чуть подсушиться. Из-за влажности ломалась аппаратура. Мощные волны пробивали любые загородки, настилы из полиэтилена, парусины и циновок; вода могла залить в каюте компьютер, когда ты его держишь на руках. А ещё было ужасно встречать после ночи полностью разрушенные палубные бамбуковые настилы, их нужно было заново перестилать, перевязывать до следующего шквала и мощных волн; часто, до следующей ночи, когда всё повторялось заново.

К проблемам туалета быстро все привыкли - спрятаться на плоту негде! Когда же волны били так, что в более или менее укромных местах по левому борту к ведру-унитазу даже не доберёшься, то приходилось ставить «нужник» прямо возле камбуза - это было самое безопасное и максимально комфортное место на плоту!

Preview Preview Preview Preview Preview Preview
СПАСАТЕЛЬНАЯ ОПЕРАЦИЯ

Ситуация обострилась
, когда на плоту «Тупак Япанки» обнаружились явные признаки разрушения основных верёвок и вскоре даже оторвался под водой нижний охват грота­фала, в итоге рей с парусом упал на палубу. Хорошо, капитан Ола Боргфьорд (Норвегия), который тут дежурил, успел «нырнуть» в парус мимо 100-килограммового рея. Такелаж поправили, но тщательная проверка показала, что всё не так просто: зелёные водоросли, буквально оккупировавшие плоты примерно на 35-й широте, прорастали между волокнами верёвок, раздвигая их и разрушая механически (вспомните, так же тоненькая зелёненькая травка пробивает асфальт в городе!). Консультации с биологами подтвердили, что водоросли, простейшие и бактерии, которые им сопутствуют, кроме механического разрушения, ещё и производят химическое разрушение целлюлозы, а верёвки на плотах «Кон-Тики­2» были из натуральных волокон, как дань истории. Конечно, древние инки были не дураки и, отправляясь в плавание и зная опасности от водорослей, пропитывали свои верёвки таким раствором, что мало не покажется! Пропитывали верёвки и строители «КонТики­2», но, во-первых, это было 150 суток назад; а во-вторых, чем надо пропитывать, сейчас никто толком не знал - это и был эксперимент, который показал, что таковой пропитки было недостаточно!

Падение рея, анализ подводных частей основных креплений плотов вынудили руководителя проекта Торгейра Хиграффа принять непростое решение: просить об эвакуации, о проведении спасательной операции. Многочисленные консультации показали, что сами плоты спасти невозможно, и 17 марта 2016 г. экспедиция была формально закрыта и вызвана помощь Береговой охраны Чили. До берегов континента было ещё 1200 миль, и ближе всех, всего в 260 милях, к плотам «Кон-Тики­2» оказался балкер «Хокуэцу Ушака» (приписан к Вануату), владельцы судна и его капитан Юн Сун Гуг согласились помочь. Через 18 часов балкер достиг района бедствия, и за полчаса, с помощью бравых моряков-малайзийцев, путешественники поднялись на 16-метровый борт по верёвочной лестнице. К несчастью, одна из участниц - маори Лиса Те Хеухеу из Новой Зеландии - сломала при подъёме стопу, но в команде был опытный русский врач Сергей Гольцов, а на борту балкера все условия для отдыха и лечения.

Preview Preview Preview Preview Preview Preview
Через два дня, при входе в 500-мильную прибрежную зону, балкер встретило патрульное судно армии Чили «Пилот Пардо». Имя это хорошо знакомо в мире путешествий: это тот капитан чилийского корабля Yelcho, кто спас в 1916 г. одну из партий экспедиции знаменитого Шеклтона в Антарктиде. Вот и сейчас, ровно через 100 лет, «Пилот Пардо» - образ, вынырнувший из истории - принял на свой борт команду экспедиции «Кон-Тики­2». 21 марта 2016 г. боевой корабль вошёл в военный порт Талькуано города Консепьсон, и после 75 суток единодушия пришла пора мореходам расставаться друг другом. Обнимались и плакали!

А БУДЕТ ЛИ "КОН-ТИКИ-3"?

Вопрос о продолжении
экспериментов с бальсовым плотом с целью возвращения из Полинезии на континент Южной Америки несколько раз поднимался в разговорах на бортах плотов, но не находил единодушия. Недочёты нынешнего плавания значительно обогатили опыт и приблизили к пониманию «как это сделать». По своим внутренним ощущениям все отметили, что без проблем потерпели бы и более 125 суток и прошли бы и сейчас плановый маршрут, вот только современному человеку 4–5-месячные отсутствия в цивилизации - это колоссальные сроки, связывающие по рукам и ногам, к ним надо готовиться особо: сейчас у большинства участников «Кон-Тики­2» на второй этап плавания отводилось не более 60 суток! А реальность, как видим, оказалась другой.

Все вопросы по Международной экспедиции "Кон-Тики-2" адресуйте по е-почте: fond-krugosvet@mail.ru

ИДЁМ ПО ОКЕАНАМ ВСЕ ВМЕСТЕ!!!

Preview Подведение итогов экспедиции - это дело сложное!
Вклад различных сми России в анализ опыта Международной экспедиции "Кон-Тики-2" - неоценим!

Газета путешественников "ВОЛЬНЫЙ ВЕТЕР" всегда с нами!